Немецкие павильоны на выставке ЭКСПО 67. Архитектор Отто

Ключевым поворотным моментом в карьере покойного Фрея Отто стало вручение месяц назад Притцкеровской премии в области архитектуры за проект пятидесятилетней давности на выставке ЭКСПО 67 «Справедливый мир»  в Монреале, Квебек. Во времена сотрудничества с архитектором Ральфом Гудбродом, Отто отвечал за выставочные павильоны Федеративной Республики Германии, на примере которых впервые на международной арене продемонстрировал свои эксперименты с натяжными структурными навесами.

C_Frei_Otto

В 67 годы вместе с биосферой Фуллера и Хабитатом Сафди немецкие павильоны отражали течение  постмодернизма на ЭКСПО 67 и демонстрировали потенциал новых технологий заводского изготовления и массового производства нового общественного направления в архитектуре. Эта замечательная экспозиция на выставке была и зенитом современного мелиоризма и его трагической лебединой песней. Никогда с тех пор мир не видел такой всеобщей надежды, выраженной в инновационной архитектуре.

Form_finding_study_copyright_Frei_Otto

Происхождение идеи Отто с натяжными конструкциями и минимальным использованием ресурсов связанно с его биографией во время Второй мировой войны. В Люфтваффе Отто состоял в качестве пилота, попал в плен во время Второй мировой войны. Заключен в лагерь для военнопленных близ Шартра во Франции, где работал над возведением шатров для других заключенных, имея ограниченные средства в его распоряжении. После окончания войны, Отто перевел усилия в архитектурное русло, где хотел найти им потенциальное применение в промышленном масштабе. Его радикально простой основан на ресурсосбережении, строительной эффективности и конструкторском опыте был горячо принят оптимистичной интеллектуальной культурой 1950-х 60-х годов. Как и биосферы Фуллера, Отто считал, что его натяжные навесы станут дешевым, прочным и универсальным архитектурным решением.

Понимая постоянно меняющиеся потребности жителей и влияние человека на окружающую среду, Отто продвигал мысль о необходимости временных сооружений, которые можно легко собрать и так же легко разобрать и утилизировать. Его системы мачт и навесов, состоящие из нескольких материалов, можно легко адаптировать практически к любой площадке и любой местности, что радикально упрощало традиционные методы строительства, основанные на прочности и постоянстве.  После того как был спроектирован и заготовлен немецкий павильон в Монреале, его собрали на месте за шесть недель, чтобы потом демонтировать сразу после выставки.

Frei-Otto-The-1967-International-and-Universal-Exposition-03

Топографическая сложность павильона заключается в повторении ландшафтных гипербалических кривых, подчеркивающих присущую красоту природных математических и физических законов. Простые соединения между точками натяжения и якорями собирающие всю нагрузку, позволяют создать форму из ткани с минимальными искажениями. Репортер на выставке сравнил этот простой эффект с «плотным белым листом, накинутым на опоры палатки». В этой удивительной форме были очевидны все расчеты мастера инженерии.

Сам купол был возведен поверх предварительно напряженных стальных тросов, покрытых прозрачной полиэфирной текстильной мембраной. В нескольких точках по периметру павильона, покрытие палатки опускается до самой земли, образуя необычные воронкообразные полости, затем снова стремится у верху на всю высоту мачт. Технологически сложная, но концептуально простая, конструкция Отто нуждалась в тщательных расчетах подвижных криволинейных форм, создающих композицию безудержной свободы. Павильон был не много больше обычной палатки – самой примитивной конструкции созданной человеком и самой красивой постройкой, чего удавалось редко достичь, не смотря на все созданные машины и прочие изобретения.

Сейчас, когда широко распространяется компьютерное моделирование гораздо более свободных форм с более сложной конструкцией, чем немецкий павильон, трудно переоценить те перспективы, которые были открыты в работе Отто и те инженерные подвиги, достигнутые в Монреале д о использования компьютеров. Гораздо более важно остановиться не только на конструктивных или художественных чертах его работы, а на смысл, который заложил в авантюрную форму Отто. В его намерениях никогда не было цели удовлетворить архитекторов и эстетов. Он хотел строить на благо человечества. Как сказал недавно Том Мейн о покойном архитекторе, этот технологический гуманизм только «становиться все более актуальным во времена, когда мы движемся в наш цифровой век».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *